Номинанты

Снимок экрана 2013-07-17 в 15.38.43

Инесса Слюнькова

Историк архитектуры, искусствовед, доктор архитектуры, член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук, член Союза московских архитекторов.

Произведения автора, выдвинутые на соискание Премии Союзного государства в области литературы и искусства:

Представлена Межрегиональной общественной организацией «Союз московских архитекторов»
  • «Архитектура городов Верхнего Приднепровья XVII – середины XIX в.» Минск, 1992.

Без названия3

Книга о градостроительстве восточной Беларуси, государственных и частных проектах городов в исторических границах Могилевской губернии.

  • «Монастыри восточной и западной традиций: Наследие архитектуры Беларуси». М., 2002.

Без названия2

Книга впервые представляет явление монастырского зодчества Беларуси как результат строительной деятельности православных, католиков и униатов.

Читать книгу: http://orda.of.by/.lib/slyunkova - источник: Белорусская электроная библиотека.

[wpdm_file id=5]

Без названия1

Книга посвящена новым храмам, использованию и модернизации памятников церковной архитектуры, изменению сакрального и культурного ландшафта Беларуси на протяжении XIX века и, по большому счету, противоречиям взаимодействия церковного искусства Беларуси и России. Прилагается указатель 549 монастырей, существовавших в границах нынешней Беларуси и окружающих земель, относимых в то время к областям расселения белорусов.

Читать интервью в «Литературной газете» посвященное выходу этой книги…

Творческая биография

Инесса Николаевна Слюнькова (р. 9 августа 1953 г., Минск) училась на архитектурном факультете Белорусского политехнического института, окончила Московский архитектурный институт.
Работала архитектором в проектной мастерской ЦНИИП градостроительства, научным сотрудником Центрального научно-исследовательского института теории и истории архитектуры, начальником Отдела научных исследований РААСН, главным архитектором Музеев Московского Кремля, затем и по настоящее время главный научный сотрудник НИИ теории и истории изобразительных искусств Российской академии художеств.
Автор свыше 220 публикаций, в том числе 9 книг. Автор статей Православной энциклопедии. Более 20 лет творческой работы посвящены истории архитектуры Беларуси. Основным итогом этих работ стали три монографии, главной темой которых является – генетические и исторические связи архитектуры и искусства Беларуси и России, а также проблемы взаимодействия культур Беларуси, Украины и России в системе влияния западного мира, взаимодействия восточной и западной христианских традиций. Введен большой пласт новых изобразительных материалов по искусству Беларуси. Вышедшие в Москве книги подготовлены и опубликованы на конкурсной основе по грантам Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ).
Участвовала в общереспубликанских научных конференциях Беларуси, обсуждениях, презентациях, круглых столах по проблемам духовной общности Беларуси и России; печаталась в журналах «Беларусь», «Полымя» и др.; рецензии на книги белорусских авторов, оппонирование диссертаций по истории архитектуры Беларуси.

Фотогалерея

Отзывы

22 отзывы и рекомендации
  1. Е.И. Кириченко says:

    Инесса Николаевна Слюнькова – доктор архитектуры, член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук – первоклассный исследователь, крупный специалист в области истории белорусской и русской архитектуры Нового времени. На протяжении двух десятилетий в 1992-2010 годах ею были изданы три книги, представляющие своеобразную трилогию, которая характеризует состояние и процесс развития архитектуры Белоруссии в составе Речи Посполитой, а затем – Российской империи в контексте особенностей их государственной политики. В 1992 году вышла из печати ее книга «Архитектура городов Верхнего Приднепровья XVII – середины XIX в.», в 2002 году – «Монастыри восточной и западной традиций. Наследие архитектуры Беларуси» и, наконец, в 2010 году – «Храмы и монастыри Беларуси XIX века в составе Российской империи». Каждая из книг в отдельности представляет фундаментальное исследование по обозначенной в ее названии темы. В целом же эта своеобразная трилогия образует уникальное по широте охвата материала, разнообразию и глубине рассмотрения проблем исследование процесса развития архитектуры в регионе, расположенном на стыке православного и католического мира. Аналогов подобного исследования не существует ни в гуманитарной науке союзного государства России и Белоруссии, ни за рубежом.

    Учитывая бесспорные достоинства работ И.Н. Слюньковой, органично сочетающих точность и всеобъемлющий характер привлеченного к изучению фактического материала с обоснованностью и глубиной теоретических выводов, считаю ее достойной присуждения премии Союзного государства России и Белоруссии в области литературы и искусства.

    Главный научный сотрудник НИИ Российской академии художеств,

    доктор искусствоведения,

    лауреат Государственной премии РФ в области литературы и искусства,

    лауреат премии Москвы в области литературы и искусства,

    академик Российской академии архитектуры и строительных наук,

    почетный член Российской академии художеств,

    заслуженный деятель искусств РФ.

    Е.И. Кириченко

  2. Мікола Нікалаеў says:

    Упарта, увішна і доўга працавала Інэса Мікалаеўна Слюнькова над сваёй гісторыя -града -цэрква -манастыра -будаўнічай трылогіяй. Аб’ём зробленай працы — за цэлы інстытут, як найменьш за сектар. Вынікі — плённыя. Кнігі актуальныя, пабудаваныя на чэсна апрацаваных першакрыніцах. Інэса Мікалаеўна ўдзельнічае і ў пецярбургскіх канферэнцыях, прысвечаных беларускай культуры — гэтым самым нясе здабытыя веды ў народ.
    Як старшыня Санкт-Пецярбургскай асацыяцыі беларусістаў галасую за Вельмі дастойную кандыдатуру Інэсы Слюньковай на прэмію Саюзнай дзяржавы.
    Мікола Нікалаеў — супрацоўнік Расійскай Нацыянальнай бібліятэкі, доктар філалагічных навук.

  3. Юлия Попова - Журнал "Эксперт" says:

    Трудно найти среди современных исследований такое, в котором причастность искусства к геополитическим процессам была бы выявлена так явственно, как в книге историка архитектуры Инессы Слюньковой, посвященной храмовому строительству на территории нынешней Белоруссии после третьего раздела Польши.

    В результате трех разделов Речи Посполитой Российская империя приросла землями вдоль Днепра и Западной Двины до Галиции, прибалтийскими территориями вплоть до окраин Восточной Пруссии. Приросла и населявшими их католиками, протестантами и униатами, с их приходскими храмами, монастырями, коллегиями, усадебными церквями и часовнями, вместе со всем культурным ландшафтом, в котором православные (и верующие, и храмы) были едва заметны. Следуя духу веротерпимости, столь любезной умам эпохи Просвещения, Екатерина II придерживалась толерантности в отношении представителей западно-христианских конфессий в благоприобретенных землях. В градостроительстве это отразилось в новых планах городов. Регулярная планировка — один из верных знаков екатерининской эпохи — обрела в Западном крае свои особенности. Наместник белорусских и малороссийских губерний З. Г. Чернышев (тот самый, кому принадлежала дивная усадьба в подмосковном Яропольце) дополнил общие для империи правила регулярной перепланировки городов еще одним: в центре должны возвышаться и православный, и католический храм. Костелы и церкви на равных правах стали доминантами центральной части перестроенного Чернышевым Чечерска, заново отстроенного Румянцевым-Задунайским Гомеля.

    Удивительным образом ситуация не поменялась сразу же после войны 1812 года, в ходе которой иезуиты, с XVII века имевшие чрезвычайное влияние в крае, поддержали вторжение Наполеона. Меняться она стала с 1830-х. В разные годы служивший в должности губернатора Витебской, Могилевской и Гродненской губерний М. Н. Муравьев-Виленский в начале того десятилетия представил правительству записку, пронизанную заботой и тревогой: не слишком ли велико в Западном крае влияние римско-католической церкви, достаточно ли хорошо чувствуют себя там православные? Усилия по поддержке православного населения быстро превратились в иной процесс — процесс превращения земель, которые раньше, на волне Контрреформации почти сплошь стали католическими, в «исконно православные».

    Достичь этого можно было тремя путями. Во-первых, закрыть иноверческие храмы, упразднить монастыри. Во-вторых, превратить их в православные. И в-третьих, выстроить много новых православных церквей и соборов. Размах содеянного на первых двух направлениях поражает воображение. Третий путь тут же потребовал оперативного ответа на вопрос, как должен выглядеть подлинный православный храм. Ответ был получен быстро. Если неоготика и неороманский стиль означали принадлежность к католичеству или лютеранству, а классика в конфессиональном смысле была непозволительно нейтральной, то любые вариации русско-византийского стиля в духе Константина Тона, а также цитаты из московского или ярославского «узорочья» XVII века воспринимались как знаки принадлежности к православной вере. Для искусства архитектуры эта знаковость имела вполне предсказуемые печальные последствия: бесконечное цитирование высочайше одобренных и апробированных образцов свели к минимуму заботу о таких вещах, как художественный образ. Зато была достигнута безошибочность культурной идентификации: в Белоруссии русско-византийские храмы прозвали «муравьевками» по имени того самого Муравьева-Виленского.

    В книге Слюньковой огромное количество нового, никем ранее не собранного, не систематизированного, не изученного, не публиковавшегося материала. Только сделаешь для себя одно открытие, перевернешь страницу, а тебя уже ждет другое. Например, о том, как военных посылали по католическим монастырям с целью выяснить, много ли народу приходит туда молиться, насколько неравнодушно население к монастырским святыням. Или о том, что упразднение иноверческих храмов одновременно было началом их научного исследования, что описи храмового имущества стали основой для историко-архитектурных описаний.

    Но одно из главных, существенных открытий, которое ожидает читателя, заключается в следующем. Между архитектурой и созиданием всегда ставится знак равенства в силу онтологических свойств самого этого занятия. После прочтения книги Слюньковой, в которой талантливо описано участие архитектуры в процессе разрушения (исторических связей, ландшафта, городской морфологии, самоидентификации населения), этот знак равенства уже совсем не так очевиден. И еще одно. Несмотря на исключительную масштабность и полноту, описанные в книге явления могли бы остаться навсегда внутри своего времени и пространства, если бы не универсальность механизма, который обнаруживает себя в этой истории. Автор назвала этот механизм пересозданием наследия, можно назвать его и обретением истории «задним числом». Стоит чуть отвлечься от Виленской или Могилевской губерний, и тут же понимаешь, что не раз встречался с этим механизмом. Взять хотя бы знаменитый Дар Константина, с помощью которого при франках апостолический престол решил объяснить всем, что императорские регалии, Латеранский дворец, Рим и Италия целиком всегда, то есть со времен Константина Великого (все, что было раньше, неинтересно) принадлежали папе. Средневековые фрески, на которых Константин после передачи императорских регалий папе ведет под уздцы лошадку с восседающим в седле папой Сильвестром, тоже имеют отношение к «пересозданной истории».

  4. Леонид Германович Рудин, директор издательства «ОСЛН» says:

    «Общество сохранения литературного наследия» шестой год сотрудничает с Инессой Николаевной Слюньковой, и выражает ей глубокую благодарность за помощь в издании духовных книг, за консультации по вопросам церковной истории и церковного искусства.

    С уважением,
    директор издательства «ОСЛН»,
    Леонид Германович Рудин.

  5. Заварюхина Дина says:

    Общество изучения русской усадьбы (ОИРУ) поддерживает выдвижение кандидатуры Инессы Николаевны Слюньковой на премию Союзного государства в области литературы и искусства. Инесса Николаевна — член Правления ОИРУ, автор многочисленных докладов и публикаций (в т.ч. и по усадебной тематике), активная участница экспедиционных поездок Общества.
    Представленные книги — результат многолетних исследований и поисков в архивах и на местах. В изданиях представлено много новых фактов, ранее не публиковавшихся материалов, графических иллюстраций. Это большой вклад в изучение культуры Союзного государства, истории России и Беларуси.
    От имени Общества изучения русской усадьбы, Д.Заварюхина, секретарь ОИРУ

  6. Соколов М.Н. says:

    Книги И.Н. Слюньковой представляют собой впечатляющую сумму многолетних исследований о церковной архитектуре Белоруссии. В них убедительно подчеркивается историческая роль Белоруссии как масштабного перекрестка культур, где православие и католицизм, средневековье и новое время постоянно соседствовали в поле многообразного диалога. Нет никаких сомнений в том, что автор этих выдающихся и по-своему этапных для истории искусства и архитектуры Белоруссии книг в высшей степени достойна присуждения ей столь почетной премии.
    М.Н. Соколов
    член-корреспондент НИИ РАХ, заслуженный деятель культуры РФ, лауреат премии правительства РФ в области культуры

  7. Баир Сономович Дугаров says:

    Вклад Инессы Николаевны Слюньковой в изучение ряда важных, до последнего времени малоисследованных аспектов культурного наследия России и Белоруссии, безусловно, значителен. Как профессионал, специалист в области архитектуры, автор в своих книгах, являющихся результатом многолетних кропотливых исследований, на конкретном, отмеченном глубокой новизной, материале иллюстрирует особенности храмового строительства в контексте определенных исторических эпох, рассматриваемых сквозь призму геополитических, конфессиональных и этнокультурных реалий. Необходимо отметить, что работы автора могут быть интересны и полезны широкому кругу ученых, историкам, культурологам, искусствоведам в компаративном плане, так как история Российской империи связана не только с Западом, но и с Востоком. В частности, в Бурятии прослеживается влияние православной храмовой традиции на некоторых образцах буддийского зодчества бурят.
    Полагаю, И.Н. Слюнькова достойна присуждения премии Союзного государства России и Белоруссии в области литературы и искусства.

    Доктор филологических наук,
    ведущий сотрудник Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения РАН,
    заслуженный деятель науки Республики Бурятии,
    заслуженный работник культуры РФ,
    народный поэт Бурятии,
    лауреат Государственной премии РБ в области литературы и искусства

    Б.С. Дугаров

  8. Злочевский Г.Д. says:

    Инесса Николаевна Слюнькова крупный исследователь и большой труженик. Её публикации, а особенно книги , посвящённые памятникам зодчества Белоруссии, связям культурного наследия русского и белорусского народов, весомый вклад в науку. Считаю И.Н. Слюнькову достойной присуждения премии Союзного государства России и Белоруссии в области литературы и искусства.
    Гарольд Давидович Злочевский, кандидат технических наук, член Союза писателей Москвы.

  9. Матушка Анфиса, настоятельница женского Свято-Покровского монастыря, г. Толочин, Беларусь. says:

    Три года назад я приступила к служению Богу в Толочинском Свято-Покровском женском монастыре Белорусского экзархата Витебской епархии. Хорошо помню, какую сердечную боль вызвало у меня тогда состояние его старинного храма, построенного в 1604 году выдающимся политическим деятелем Великого Княжества Литовского Львом Сапегой. Здание обветшало настолько, что ему реально грозило полное разрушение. Нужно было принимать срочные меры по спасению православной святыни.

    Я не знала к кому мне обратиться за помощью, в какие двери стучаться, чтобы быть услышанной. Бог увидел мои терзания и послал в помощь замечательного человека, известного ученого, члена-корреспондента Российской академии архитектуры и строительных наук Инессу Николаевну Слюнькову, искусствоведа, историка российской и белорусской архитектуры. Прочла ее книгу «Монастыри восточной и западной традиций. Наследие архитектуры Беларуси» и потеряла покой. Предо мной распахнулся удивительный мир православной культуры нашей республики, воплощенный в прекрасные архитектурные памятники, о которых мало что известно на Западе.

    В каждой строчке этой удивительной книги я ощущала скрытую боль за сохранение великого наследия православных славян, судьбу уникальных архитектурных памятников духовной культуры двух братских народов.

    Захотелось лично встретиться с автором, рассказать ему о нашем старинном храме, незаслуженно отодвинутом в тень истории, посоветоваться, что можно сделать для его возрождения.

    Такая встреча состоялась в Москве. С этого момента в лице Инессы Николаевны я обрела надежного друга, покровителя и наставника по многим вопросам воссоздания монастырского комплекса. Вместе с ней мы осуществляли поиск и анализ архивных документов в Москве и Санкт-Петербурге, касающихся истории храма. Вместе разрабатывали подходы к его восстановлению, консультировались со специалистами. Я получила уникальную возможность опираться в своей работе не только на ее книги, как авторитетного, известного в нашей стране и за рубежом крупного специалиста, но и на непосредственную помощь в решении конкретных вопросов, связанных с архитектурой и реконструкцией нашей обители.

    С огромным удовлетворением отмечу, что наш совместный труд с Инессой Николаевной воплотился в практические дела. Восстановление монастырского комплекса было включено в государственную программу возрождения культурного наследия белорусского народа. В этом году строители приступили к укреплению его фундамента, замене кровли, ремонту стен, восстановлению иконостаса и внутреннего интерьера. Появилась надежда, что святая обитель примет свой первозданный вид и будет еще много веков служить духовным потребностям православных.

    Советы и консультации Инессы Николаевны, предоставленные историко-архитектурные материалы и подготовленные экспертные заключения по сей день помогают церковным и светским властям в практической работе по реставрации уникального памятника церковной архитектуры Толочина, в осуществлении планов и проектов воссоздания монастырского ансамбля.

    В эти светлые дни, когда весь православный мир торжественно отметает 1025 — летие Крещения Руси, мне особенно приятно поздравить Инессу Николаевну, моих дорогих прихожан, всех неравнодушных людей, принимающих искреннее участие в возвращении на нашу землю веры предков, любви, милосердия – с этим великим событием.

    Возрождающийся при вашем горячем участии Свято-Покровский монастырь планирует и дальше активно выполнять свою духовную миссию на благо белорусского народа.

    Уверена, что мы и дальше будем плодотворно сотрудничать с вами по благоустроению святой обители, в центре которой гордо возносится храм, равного которому немного найдется в Европе.

  10. Марына Чысцякова, Інстытут літоўскай мовы, Вільнюс, Літва. says:

    Вынікі даследаванняў Інэсы Мікалаеўны Слюньковай вельмі важныя не толькі для гісторыкаў мастацтва, але таксама для рэлігіязнаўцаў і даследчыкаў кніжнай культуры беларуска-літоўскіх зямель. Дзякую аўтара за выдатныя кнігі па гісторыі сакральнага дойлідства Беларусі і падтрымліваю яе кандыдатуру на прысуджэнне прэміі Саюзнай дзяржавы ў галіне літаратуры і мастацтва.
    Марына Чысцякова, д-р філалагічных навук,
    старшы навуковы супрацоўнік Інстытута літоўскай мовы (Аддзел ўзаемадзеяння моў і культур),
    Вільнюс, Літва.

  11. Александр says:

    Голосуем за Инесса Слюнькова она лучшая

  12. Республиканская газета "Звязда": Даследчыца архiтэктурнай спадчыны says:

    ДАСЛЕДЧЫЦА АРХІТЭКТУРНАЙ СПАДЧЫНЫ

    Вяршыня Інесы Слюньковай

    Колькі манастыроў было на тэрыторыі нашага краю за больш чым тысячагоддзе існавання Беларусі ў хрысціянскім свеце? Адказ на гэта ведае член-карэспандэнт Расійскай акадэміі архітэктуры і будаўнічых навук, доктар архітэктуры Інеса Слюнькова, аўтар фундаментальных (анягож, таміны па 600 старонак тэксту!) кніг «Манастыры ўсходняй і заходняй традыцыі. Спадчына архітэктуры Беларусі» і «Храмы і манастыры Беларусі ХІХ стагоддзя ў складзе Расійскай імперыі. Перастварэнне спадчыны». У гэтую лічбу цяжка паверыць, але яна складае 549. Аб гэтым сведчыць паказальнік, змешчаны ў канцы другой кнігі. Зразумела, маюцца на ўвазе манастыры ўсіх канфесій — праваслаўныя, уніяцкія, каталіцкія. Такую вось духоўную хрысціянскую прастору мелі мы ў сваёй гісторыі.

    Кнігі, ды і будучая праца, былі яшчэ далёка наперадзе, калі мы пасля школы апынуліся на архітэктурным факультэце Беларускага політэхнічнага інстытута. Уласна, прэстыжны факультэт з нас пачаўся, да таго архітэктараў рыхтавалі ў межах факультэта будаўнічага. Адпаведна, і групы былі пад нумарамі 1, 2, 3. У першых дзвюх рыхтавалі «аб’ёмшчыкаў», якія потым павінны былі праектаваць асобныя будынкі. А нас, з трэцяй групы, называлі «горадабудаўнікамі»: мы рыхтаваліся праектаваць не менш як мікрараёны, цэлыя гарады і ўвогуле сістэмы рассялення. Нягледзячы на пэўную ўмоўнасць такога дзялення, у нас усё ж выпрацоўваўся, як цяпер мне здаецца, больш маштабны, шырокі погляд на дойлідства і архітэктурную спадчыну, што потым адыграла сваю ролю.

    Але такое ўсведамленне прыйдзе пазней. Тады мы былі проста студэнтамі. 1970 год, сыты, спакойны і бязвоблачны час. Увогуле, першая палова 70-х, на якія трапіла наша студэнцкае юнацтва, было часам стабільнасці вялікай імперыі пад назваю СССР. Мы мелі акрэсленую перспектыву працы пасля вучобы, таму далёкімі планамі не абцяжарваліся. Жылі напоўненым маладым жыццём: вечарынкі, вандроўкі, першае каханне, захапленне кнігамі, гарачыя размовы. «Залатая моладзь», як можна было б тады сказаць. Тым не менш вучобы трымаліся, былі дапытлівымі і амбіцыёзнымі. Спазнаць хацелася як мага больш, студэнтамі змаглі пабываць у Вільні, Санкт-Пецярбургу, Таліне, Маскве, аб’ездзілі ўсё «Залатое кольца» Расіі. Але ўжо тады, у нашай невялікай, якая паступова склалася, таварыскай сябрыне Інеса вылучалася засяроджанасцю, часам нават адстароненасцю. Спела ў яе нешта сваё, адметнае.

    Вучыліся мы разам у адной групе тры гады. У 1974-м яе бацьку Мікалая Мікітавіча Слюнькова, на той час першага сакратара Мінскага гаркама кампартыі, перавялі ў Маскву намеснікам старшыні Дзяржплана СССР. Так Інеса разам з бацькамі апынулася ў сталіцы СССР. Адукацыю трэба было працягваць, альма-матар для яе стаў знакаміты Маскоўскі архітэктурны інстытут (які скончыла ў 1977 годзе).
    Здаецца, шляхі нашыя разышліся. Але дзякуючы лёсу так не адбылося. Яшчэ ў Мінску ў Інесы пачаўся раман з таленавітым паэтам Пятром Кошалем, які потым скончыўся шлюбам, ужо ў Маскве, дзе ён быў студэнтам Літаратурнага інстытута. Знаёмства з паэтам павярнула праз два гады пасля інстытута, калі я працаваў архітэктарам у «Мінскпраекце», мой шлях з архітэктуры да літаратуры. Зразумела, сталася так невыпадкова, бо свае тэксты я пачаў пісаць яшчэ ў школе, а да заканчэння інстытута і вершы прарэзаліся. З парады Кошаля я паступіў вучыцца завочна ў той жа знакаміты на ўсю вялікую краіну Літаратурны інстытут імя А.М. Горкага. Практычна падчас кожнай сесіі ў Маскве заходзіў да Пятра і Інесы. Стасункі не спыняліся, як і размовы аб творчасці — і літаратурнай, і архітэктурнай. Працягваліся яны і далей, Тым больш я трапіў у дакументальнае кіно, якое давала магчымасць творчых вандровак, у тым ліку і ў Маскву. Ды і Інеса не забывалася на радзіму, асабліва пазней, калі бацькі на пачатку 1990-х ужо канчаткова вярнуліся ў Мінск.

    Пры сустрэчах яна захоплена распавядала аб сваёй працы, называла прозвішчы вядомых людзей, якія мы бачылі толькі на вокладках кніг аб архітэктуры, калі былі студэнтамі. Магчыма, мне тое было ўжо далекавата, але цікава, бо выклікала павагу адданасць чалавека справе, якая і была яе жыццём. Праектная работа адразу пасля інстытута ў ЦНДІП горадабудаўніцтва заняла не такі і працяглы час. Далей пачаўся шлях Інесы Слюньковай як даследчыка, гісторыка архітэктуры, мастацтвазнаўцы. Навуковы супрацоўнік Цэнтральнага навукова-даследчага інстытута тэорыі і гісторыі архітэктуры, кіраўнік аддзела навуковых даследаванняў Расійскай акадэміі архітэктуры і будаўнічых навук. Затым, ужо на пачатку ХХІ стагоддзя, галоўны архітэктар музеяў Маскоўскага Крамля.
    Навіну аб гэтым прызначэнні мне паведаміў не без гордасці Пётр. Ды і ў мяне паведамленне выклікала пачуццё той жа гордасці: не кожны раз твае аднакурснікі становяцца галоўнымі архітэктарамі Маскоўскага Крамля! Але ж і пасада адказная, тут трэба аддавацца напоўніцу. Таму не з’яўляецца выпадковым вяртанне да даследчыцкай працы. Пасля высокай пасады і да сённяшняга дня Інеса Слюнькова працуе галоўным навуковым супрацоўнікам НДІ тэорыі і гісторыі выяўленчых мастацтваў Расійскай акадэміі мастацтваў.

    Гады працы прынеслі і важкі творчы набытак: Слюнькова аўтар звыш 220 публікацый, у тым ліку 9 кніг. Кандыдацкая дысертацыя абаронена ў 1992-м, доктарская — у 2001 годзе. Асноўныя кірункі яе навуковай і даследчыцкай дзейнасці — тэма русскай сядзібы і праблемы эвалюцыі засваення сядзібнай прасторы, мастацкае афармленне свята каранацыі ў Расіі ад Сярэднявечча да ХІХ стагоддзя, актуальныя праблемы захавання і выкарыстання архітэктурнай спадчыны, рэстаўрацыя помнікаў. І… манастырскае і храмавае дойлідства — распрацоўка праблемы ўзаемадзеяння культур Беларусі, Украіны і Расіі ў сістэме ўплыву заходняга свету, узаемадзеяння ўсходняй і заходняй хрысціянскіх традыцый.
    На апошнім варта спыніцца дэталёва. Здаецца, свядомую частку свайго жыцця чалавек жыве і працуе ў Маскве, у іншай ужо дзяржаве. Можна было б і забыцца на родную Беларусь, як, бывае, здараецца з нашымі землякамі. Але так не сталася. Якраз першай кнігай Інесы Слюньковай была «Архітэктура гарадоў Верхняга Падняпроўя ХVІІ — сярэдзіны ХІХ ст.» І выдадзена яна ў 1992 годзе ў Мінску, у выдавецтве «Навука і тэхніка». У нейкіх тэхнічных момантах стасункаў з выдавецтвам дапамагаў і я, аб чым сведчыць аўтограф аўтара. Кніга ўражвала багаццем ілюстрацыйнага матэрыялу — генеральныя планы гарадоў ХІХ стагоддзя, іншыя архіўныя матэрыялы, даўнія літаграфіі і фатаграфіі храмаў, рэканструкцыі даследчыка. Там упершыню ўбачыў, як магутна і прыгожа выглядаў у сярэдзіне ХІХ стагоддзя Пустынскі Успенскі манастыр пад Мсцілаўлем. Справа ў тым, што руіны высокай званіцы гэтага манастыра мы знялі для дакументальнага фільма, які ствараўся па маім сцэнарыі, пра мсціслаўскага рупліўцу, аўтара першага слоўніка беларускай мовы Івана Насовіча. На экране ўразіла вышыня і веліч гэтага збудавання, няхай і напалову разбуранага часам.

    Хоць літаратура і дакументальнае кіно сталі галоўнымі ў маім жыцці, архітэктура канчаткова аніяк не магла знікнуць. Як уявіць гістарычны дакументальны фільм без помнікаў дойлідства? Няхай шмат у нас страчана, але і тое, што засталося, дае яскравае ўражанне аб гісторыі. Далёка не кожны чалавек можа патрымаць у руках старадаўнюю кнігу, убачыць стары абраз, а вось помнік архітэктуры, знак стагоддзяў нашай гісторыі, — ён навідавоку для ўсіх. Акрамя кіно, напісаў кнігу «Мінск старадаўні і малады», у якой, прыгожа-падарункава выдадзенай, стаўся шчаслівы лёс — чатыры перавыданні. Зразумела, праца не даследчыцкая, а пісьменніцкая, папулярная, гістарычна-архітэктурнае эсэ аб нашай сталіцы. Таму, калі Інеса расказвала аб працы над кнігай пра манастыры Беларусі ХІ — пачатку ХІХ стагоддзя, мне гэта было блізка — і гісторыя, і дойлідства. Па кнізе добра відаць, якая вялізная праца зроблена даследчыцай — навуковая і даведачная літаратура, архівы Санкт-Пецярбурга і Масквы, шмат матэрыялаў, сярод якіх асабліва каштоўныя пісьмовыя і графічныя матэрыялы па страчаных помніках. І вандроўкі — не будзеш жа пісаць аб тым, чаго не бачыў на свае вочы. Полацк, Сынкавічы, Мінск, Магілёў, Друя, Ружаны, Гродна, Талачын, Пінск, Нясвіж, Слонім, Мядзел, Навагрудак, Будслаў. У Будслаў Інеса прапанавала з’ездзіць разам. Рукапіс кнігі быў ужо ў выдавецтве, а выявы Будслаўскага касцёла не хапала. Вандроўка адбылася ветранай восенню, што дадавала своеасаблівага настрою. Селі ў мае тады ўжо старыя белыя «Жыгулі» ды паехалі. Будны дзень, цішыня і спакой, нічога не замінала дэталёва паглядзець касцёл і святыню, цудадзейны абраз Маці Божай. Потым, ужо ў кнізе, чакала мяне прыемная неспадзяванка. На вялікім каляровым здымку інтэр’ера касцёла ў самым куточку відаць мой твар і постаць святара, які з ахвотай паказваў нам храм. Зразумела, ніхто, акрамя мяне і аўтара кнігі, гэтай дробнай дэталі не заўважыць.

    Аб кнізе Інесы Слюньковай «Манастыры ўсходняй і заходняй традыцыі. Спадчына архітэктуры Беларусі», якая пабачыла свет у Маскве ў 2002 годзе, можна гаварыць шмат. Яна нясе мноства адкрыццяў. Тут гісторыя архітэктуры цесна ўваплецена ў гісторыю краіны, лёс якой наканаваў Беларусі быць памежнай тэрыторыяй паміж каталіцкім Захадам і праваслаўнай Расіяй. Але галоўнае — высновы, якія дае зрабіць сабраны матэрыял. Тут нельга абысціся без цытаты: «…манастырскае дойлідства Беларусі, царкоўнае мастацтва ўяўляюць сабой рэдкі прыклад непасрэднага суіснавання заходняй і ўсходняй культур у гісторыі фарміравання нацыі. Гісторыка-архітэктурная і горадабудаўнічая спадчына манастырскага дойлідства Беларусі складае самастойную з’яву рэлігійнага мастацтва і мастацкай культуры, якая служыць пэўным вопытам узаемадзеяння ўсходняй і заходняй хрысціянскіх традыцый». І гэтую нашу гістарычную адметнасць можна добра ўявіць, калі прачытаць кнігу.

    Наступная кніга «Храмы і манастыры Беларусі ХІХ стагоддзя ў складзе Расійскай імперыі. Перастварэнне спадчыны», якая з’яўляецца працягам і завяршэннем даследавання вялізнага гістарычнага пласта манастырскага і храмавага дойлідства Беларусі, пабачыла свет у 2010 годзе зноў жа ў маскоўскім выдавецтве «Прагрэс-Традыцыя». Як адзначалі рэцэнзенты, няпроста знайсці сярод сучасных даследаванняў такое, дзе прыналежнасць мастацтва да геапалітычных працэсаў была б выяўлена так яскрава, як тут. Сапраўды, калі чытаеш кнігу, ствараецца ўражанне, што гэта не спецыфічная рэч, якая датычыцца дойлідства, а сапраўдная кніга па гісторыі Беларусі ў няпростым ХІХ стагоддзі. Акрамя зноў жа вялікага аб’ёму архіўных матэрыялаў, у тэксце прыводзяцца тагачасныя пісьмовыя крыніцы аб вырашэнні беларускага пытання, якое непазбежна паўстала пасля трох падзелаў Рэчы Паспалітай і далучэння нашых земляў да Расійскай імперыі. Аказалася, што гэта адметны край са сваім тварам, зусім нязвыклы для расійскага розуму і вока.

    Выйсце бачылі ў перастварэнні архітэктурнага аблічча беларускіх земляў. Найперш, царкоўна-будаўнічыя рэформы прывялі да рашучага скарачэння сакральных збудаванняў. Было закрыта каля 290(!) каталіцкіх кляштараў, яшчэ прыкладна 70 базыліянскіх і 17 праваслаўных манастыроў перасталі існаваць пасля скасавання уніі (лічбы з кнігі). У выніку шматлікія гістарычныя храмы і манастырскія збудаванні аказаліся разбуранымі. Астатнія храмы пераствараліся згодна з уяўленнямі, як павінна быць. Каталіцкія і ўніяцкія храмы станавіліся праваслаўнымі, і наадварот. Таксама будавалася шмат новых цэркваў, на што ішлі вялізныя сродкі. Але гэта так і не дало жаданага эфекту, бо ўзоры архітэктуры, дастойныя прадстаўляць Расійскую імперыю як вялікую дзяржаву, так і не былі пабудаваны. Як адзначае аўтар, «культавыя будынкі набывалі статус сацыяльна значных аб’ектаў спарадкаванай сістэмы рассялення праваслаўных і іншаслаўных жыхароў». І толькі. Як вынік — сакральная тапаграфія краю, якая склалася гістарычна, змянілася, быццам у выніку нейкай містыфікацыі.
    Даволі прывесці прыклад з царквою Святога Духа манастыра базыльянаў у Мінску (узведзена ў 1634-1638 гадах), гісторыю якой можна прасачыць у дзвюх кнігах. У 1795 годзе, пасля трэцяга падзелу Рэчы Паспалітай і далучэння ўсіх беларускіх земляў да Расійскай імперыі, яго адразу забралі ў базыльянаў. Храм стаў называцца Петрапаўлаўскім кафедральным саборам, ад чаго і плошча ў Верхнім горадзе стала называцца Саборнай (цяпер Пляц Волі). Да першай рэканструкцыі ў 1843-1844 гадах былі зроблены абмеры царквы. Гэты чарцёж, змешчаны ў кнізе, і дае магчымасць убачыць помнік-святыню такім, якім ён быў пабудаваны. Гэта ўнікальны беларускі храм, дзе ўпершыню галоўны фасад уяўляў сабою іканастас — у нішах чарырох ярусаў фасада і франтона былі змешчаны абразы святых. На кампазіцыі фасада чытаецца крыж. А мы ведаем, што крыжовы стрыжань з’яўляўся адметнай асаблівасцю беларускага іканастаса. Пасля першага перастварэння (1840-1850 гг.) храм ужо нельга было пазнаць: з’явіўся купал, замест шчыпца паўстала вежа-званіца. Другая рэканструкцыя (80-я гады ХІХ ст.) зноў змяніла знешні воблік сабора ў псеўдарускім стылі. У такім выглядзе храм мы можам убачыць на паштоўках пачатку ХХ стагоддзя. Гісторыю царквы дзеля поўнай карціны варта працягнуць далей, ужо за межы кніг Інесы Слюньковай. У 1936 годзе сабор быў узарваны. У паваенны час на тым месцы знаходзілася піўніца. Але падмуркі захаваліся. Дзякаваць Богу, сваё новае жыццё збудаванне знайшло ўжо ў ХХІ стагоддзі: храм быў адноўлены ў тым выглядзе, які меў у ХVІІ стагоддзі. Быццам бы. Бо дзе той крыж на фасадзе? Зразумела, абразы на цяперашняй дзіцячай філармоніі недарэчы, але ж па чляненнях варта было б зрабіць так, як было. Ствараецца ўражанне, што беларускія даследчыкі архітэктуры проста не ведалі згаданага абмернага чарцяжа. Вось і адноўлены будынак, але цяпер не храм, ды і фасад не той…

    Такіх прыкладаў перастварэння беларускай архітэктурнай спадчыны безліч. Але высновы з гэтага перастварэння ў кнізе зроблены арыгінальныя, эксклюзіўныя, нават парадаксальныя. Каб не перадаваць сваімі словамі, варта даць проста цытаты з заключэння. «Рэзкім скарачэннем колькасці сакральных аб’ектаў у краі, татальнай заменай суадносін храмавых дамінант быў перакадзіраваны функцыянальны і вобразна-сімвалічны змест архітэктурнага ландшафту. Перастварэнне спадчыны стала глыбокім расчараваннем, а разам з тым, і пачаткам стварэння нацыянальна артыкуляванай міфалогіі, а затым і навукова абгрунтаванай канцэпцыі гісторыі Беларусі…». «Тым не менш царкоўна-будаўнічыя рэформы мелі каласальныя наступствы для нацыянальнага самавызначэння і кансалідацыі нацыянальнай культуры беларусаў…». «Узнікае яшчэ адзін парадокс. Атрымліваецца, што палітыка ўніфікацыі нацыянальных ускраін Расійскай імперыі правакавала адваротны эфект. Няхай і на пратэстнай хвалі, яна «разбудзіла» і аб’яднала народ, нейкім чынам якраз у «цісках манархіі» Беларусь атрымала шанец на здабыццё ў перспектыве ўласнай дзяржаўнасці…». «Нельга не адзначыць яшчэ адзін парадокс ХІХ стагоддзя. Разбуральныя працэсы, якія кранулі спадчыну царкоўнага дойлідства Беларусі, праходзілі паралельна з фундаментальнымі адкрыццямі па гісторыі культуры беларускіх земляў. Пракладваўся шлях да ўсведамлення існавання і асаблівай гістарычнай ролі беларускай народнасці, якая валодае сваімі індывідуальнымі рысамі — мовай, традыцыямі, этнакультурнымі асаблівасцямі…»

    Так здарылася, што Інеса чытала мне заключэнне кнігі яшчэ да выхаду яе ў свет, у рукапісу. Божа, як выдатна клаліся гэтыя высновы на душу! Са светлай зайздрасцю думалася, што вось я, чалавек, які цікавіцца і даволі ведае гісторыю сваёй краіны, нават сваю кароткую гісторыю Беларусі напісаў («Пошум стагоддзяў. Ланцужок беларускай гісторыі»), а да такога не дадумаўся. Як не дадумаліся нават прафесійныя беларускія гісторыкі і мастацтвазнаўцы.

    Што атрымліваецца з гэтых высноў? Чалавека, які жыў на сваёй зямлі і ў сваім асяроддзі, не зыходзячы з месца, прымушалі шляхам перастварэння архітэктурнага ландшафту жыць у іншым, нязвыклым яму асяроддзі. А інерцыя чалавечага існавання гаварыла: а чаму я павінен жыць у іншым асяроддзі? Гэта не маё, я не такі. У нашым выпадку — не рускі, не паляк. Я — беларус, паступова, але акрэслена ўсведамляў чалавек. І сцвердзіўся канчаткова ў такой выснове, якая, зрэшты, і не знікала на працягу ўсіх стагоддзяў існавання Беларусі. Напэўна, гэта сталася галоўнай перадумовай нацыянальнага адраджэння на пачатку ХХ стагоддзя. Так, вызваленчыя паўстанні, так, нашыя прадвеснікі і пачынальнікі адраджэння, «Мужыцкая праўда» Каліноўскага. Так, цікавасць рускіх вучоных дзеля спасціжэння своеасаблівасці краю, адлюстраваная пасля шматлікіх вандровак у публікацыях і кнігах ХІХ стагоддзя. Так, пачатак бруення роднага слова з невынішчальных шматлікіх крыніц. Але гэтага, напэўна, было б недастаткова. Якраз самаўсведамленне народа праз своеасаблівы гвалт над асяроддзем яго пражывання стаў той падрыхтаванай глебай, якая дала волатаў беларускага слова Якуба Коласа і Янку Купалу, на якой дало плённыя ўсходы насенне, шырока кінутае «Нашай нівай».

    На такія развагі наводзіць кніга — значыць, яна сапраўды адметная, глыбокая і нечаканая па сваіх высновах. Кнігі Інесы Слюньковай — не толькі для мастацтвазнаўцаў і гісторыкаў архітэктуры. Усім, хто жыве і цікавіцца беларушчынай, яны будуць своеасаблівым адкрыццём. Найперш дзякуючы вялікай колькасці новага, нікім раней не сабранага, не сістэматызаванага, не вывучанага, не абнародаванага раней матэрыялу і арыгінальным, нечаканым высновам на падставе асэнсавання гэтага матэрыялу.

    Што яшчэ цікава, кнігі, на стварэнне якіх аддадзена больш за два дзесяцігоддзі(!) і якія можна назваць вяршыннымі дасягненнямі даследчыцы, напісаны па-за планавымі тэмамі на месцы асноўнай працы. Падрыхтаваны і выдадзены яны былі на конкурснай аснове па грантах Расійскага гуманітарнага навуковага фонду (РГНФ). Тут мы бачым прыклад дасягнення пастаўленай мэты. І прыклад праявы пачуцця патрыятызму. У адным з інтэрв’ю Інеса Слюнькова так і сказала: «Я беларуска і, падобна многім маім суайчыннікам, хачу мець як мага больш яснае ўяўленне аб працэсах кансалідацыі беларускай нацыі, фарміравання яе матэрыяльнай і духоўнай культуры». Цяжка што-небудзь дадаць да гэтых слоў. Кожны б так не забываўся аб сваёй радзіме, сваіх каранях. І кожны б так увасабляў словы ў справы.

    Гэты год для Інесы Слюньковай юбілейны, і мне хацелася выказаць сваёй былой аднакурсніцы словы павагі, захаплення яе працавітасцю, уласцівай беларусу зацятасці, удзячнасці за яе працу і адкрыцці, пажадаць далейшага творчага плёну. Але тут паўстаў яшчэ адзін момант з шэрагу шчаслівых супадзенняў. У спісе намінантаў на атрыманне прэміі Саюзнай дзяржавы Беларусі і Расіі я ўбачыў прозвішча Інесы Слюньковай, вылучанай на высокую адзнаку за стварэнне вышэйзгаданых кніг «Архітэктура гарадоў Верхняга Падняпроўя ХVІІ — сярэдзіны ХІХ ст.», «Манастыры ўсходняй і заходняй традыцыі. Спадчына архітэктуры Беларусі», «Храмы і манастыры Беларусі ХІХ стагоддзя ў складзе Расійскай імперыі. Перастварэнне спадчыны». Выпадкова так атрымалася ці не, але вылучэнне якраз прыйшлося на юбілейны год.

    Мне асабіста выпадковым гэта не падаецца. Мы гаворым аб еднасці народаў, але гэта словы агульныя, насамрэч узаемасувязі дзвюх краін, двух народаў мацуюцца найперш постаццю, асобаю. Такою асобаю несумненна з’яўляецца Інеса Слюнькова, у яе навуковым і творчым набытку гэтая тэза праяўляецца вельмі яскрава. Манастыры і храмы Беларусі з аднаго боку, з другога — зноў жа грунтоўныя і глыбокія даследаванні па рускай сядзібе, тэме каранацыі ў рускім мастацтве, рэстаўрацыі помнікаў рускага дойлідства. Пасаду галоўнага архітэктара музеяў Маскоўскага Крамля таксама варта згадаць яшчэ раз. Усё гэта ў асобе Інесы Слюньковай спалучаецца арганічна, нязмушана і вяршынна. Таму, думаецца, што высокая адзнака, у выпадку яе атрымання, цалкам бы адпавядала ўзроўню зробленага слыннай даследчыцай архітэктурнай спадчыны дзеля ўмацавання беларуска-расійскіх навуковых і творчых сувязяў.

    Уладзімір Мароз,
    пісьменнік, сцэнарыст,
    кінарэжысёр.

  13. Российская газета: Люби и помни says:

    ЛЮБИ И ПОМНИ

    На премию Союзного государства в области литературы и искусства за 2013-2014 годы номинируются монографии доктора архитектуры Инессы Слюньковой «Архитектура городов Верхнего Приднепровья XVII − середины XIX веков» (1992), «Монастыри восточной и западной традиций: наследие архитектуры Беларуси» (2002), «Храмы и монастыри Беларуси XIX века в составе Российской империи: Пересоздание наследия» (2010).

    Сегодня Инесса Слюнькова − гость «СОЮЗа».

    Инесса Николаевна, такое впечатление, что одно ваше исследование вытекало из другого.

    Инесса Слюнькова: Это действительно так. Книга 1992 года задумывалась на тему перепланировки городов в рамках реформ Екатерины II. Ставилась задача выяснить, каким образом эта реформа осуществлялась в Могилевской губернии. Однако материал выявил совершенно другую картину: регулярное градостроительство здесь сложилось в период вхождения земель в состав Речи Посполитой и существовало задолго до екатерининских реформ.

    До присоединения к России на белорусских землях регулярные города соседствовали с более древними поселениями, сложившимися по принципам древнерусского города. Так планы Могилева и Пскова в то время имели многие сходные черты. Из этого сама собой вытекала тема о сходстве и различиях архитектурного наследия Беларуси и России.

    На премию номинируются и две объемнейшие монографии по монастырям. Почему вы взялись за эту тему?

    Инесса Слюнькова: Находясь между Западом и Россией, Беларусь не раз оказывалась на пути военных действий соседних держав. Ее города и поселения подвергались многочисленным разрушениям. Наименее уязвимыми оказывались сооружения из камня и кирпича. К ним относились и монастыри. Они же и восстанавливались первыми. Монастыри были духовными центрами, местом хранения церковных святынь, важными социальными объектами, юношество здесь получало хорошее образование.

    Монастырей в Беларуси было огромное количество. Например, шесть действовало в небольшом Несвиже Радзивиллов. Получалось, что тема монастырского зодчества позволяла наиболее полно раскрыть особенности национального белорусского искусства и его взаимосвязи с искусством Запада, Украины, России.

    Нельзя сказать, чтобы на рубеже 2000-х не выходило книг о белорусских храмах и монастырях разных конфессий. Но, как правило, они построены по принципу справочно-экциклопедических изданий. Я же рассматривала монастырское зодчество как явление, пыталась ответить на вопросы: каким образом оно развивалось на протяжении веков? кем были основатели обителей разных конфессий и разных католических орденов? на какие церковные традиции и художественные источники опиралась архитектура? в чем различие монастырской архитектуры разных конфессий, и др.?

    Если Беларусь была страной монастырей, то почему их сейчас не так много?

    Инесса Слюнькова: Именно этой теме посвящена третья, и заключительная, книга цикла представленных на премию работ. Она рассказывает о церковно-строительных реформах XIX века, которые проводились Российской империей на территориях, присоединенных к России после разделов Речи Посполитой. В эпицентре реформ снова оказалась Беларусь.

    Что означает понятие «пересоздание наследия» в подзаголовке книги?

    Инесса Слюнькова: Существуют определенные параллели между событиями XXI, XX и XIX столетий. И мне невольно пришлось обратиться к современным терминам для описания этих событий. Речь идет об отношении государства и общества к сохранению и использованию историко-архитектурного, художественного наследия, исходя из представлений о базовых ценностях текущего времени, исходя из сознания современных людей.

    Одна из проблем сегодня — это предотвращение бездумной модернизации наследия, замены подлинников искусства «новоделами», созвучной истории церковно-строительных реформ XIX века.

    Новые знания показывают, насколько уникальны многие памятники церковной архитектуры Беларуси и насколько уникальна и отягчена испытаниями их историческая судьба. Изучение и сохранение исторического наследия чрезвычайно важно, потому что наследие культуры составляет невосполнимый запас безусловных ценностей, служащих опорой для человека в бесконечно меняющемся мире.

    Были ли открытия?

    Инесса Слюнькова: «Иезуитский проект» начала XVIII века, точнее, «Проект уничтожения греко-российского исповедания на территории Речи Посполитой». Ссылки на этот документ теперь встречаются на разных сайтах.
    Где вы его нашли?

    Инесса Слюнькова: В Российском государственном архиве древних актов в Москве. Когда я его читала, у меня буквально холод шел по спине. Рукописный документ. Перевод с польского. Если говорить о нем кратко, то это совершенно циничный, бесчеловечный план действий против православных и даже униатов. Все сводилось к тому, чтобы довести православное духовенство до совершенной нищеты и бесправия, отрезать пути к образованию священства и их детей, а затем глумиться над ними, обличая в невежестве.

    А в последней книге есть открытия?

    Инесса Слюнькова: Интересным для многих, наверное, будет познакомиться с записками известного автора рисунков белорусских древностей Д. М. Струкова. Путевые заметки были написаны художником во время экспедиции в Беларусь 1863 года, направлялись они в Петербург, в Императорское Российское археологическое общество.

    Как часто вы бываете в Беларуси?

    Инесса Слюнькова: Часто. В Беларуси у меня родные, друзья, коллеги. Я родилась в Минске. Там у меня живет сестра со своей семьей, в Минске подолгу бывает мой папа, человек известный в Беларуси. И мама, и папа родом с Гомельщины, что когда-то входила в Могилевскую губернию. Самые яркие воспоминания детства − местечко Городец, белые кварцевые, раскаленные от солнца пески по щиколотку, деревянная церковь, кладбище на Радоницу, старые-престарые березы вдоль дороги. Как я теперь понимаю, это те самые «Чернышевские» березовые аллеи, о которых Екатерина II говорила: «Ваши дороги − как сады». Там давно уже асфальт, и от берез ничего не осталось. Беларусь невозможно узнать только по городу. Кто не бывал и не жил в деревне, до конца ее не понимает. Без деревни нет ощущения белорусских корней изнутри.

    Над чем cейчас работаете?

    Инесса Слюнькова: Когда занималась «белорусскими книгами», меньше времени оставалось на исследования по русской архитектуре. Поэтому «отдаю долги». Завершается работа над новой книгой «Проекты оформления коронационных торжеств в России XIX века».

    Что для вас означает номинирование на премию?

    Инесса Слюнькова: Для меня это знак признания работ, направленных на расширение знаний о Беларуси в России, на приращение знаний о нашей общей истории.
    В Беларуси «энергетически» сильный человеческий потенциал, люди в большей степени настроены на созидание. Беларусь активно встраивается в систему общеевропейской культуры, и как хранительница своих национальных традиций, сегодня обретает новое лицо. Она становится объектом активного паломничества туристов из России. Наши туристы едут в Беларусь за непривычной для них красотой памятников истории и культуры, за простыми и так необходимыми человеку ощущениями отлаженной жизни. Они удивляются высокой бытовой культуре, им нравится радушие белорусов, покой, чистота, безопасность, вкусная еда. Но больше всего меня волнует сейчас то, что в условиях раздельного существования Беларуси и России многие межнациональные связи все же оказались разрушены. Подрастающее поколение белорусов плохо знает Россию, и меньше всего знает о ее культуре. Экскурсии для белорусских детей проводятся в Польшу, Германию, одним словом, на Запад. Потом они подрастают, идут в институт, получают гранты от Запада, который охотно открывает двери для молодежи из Беларуси. За 20 лет здесь выросло целое поколение будущей интеллектуальной элиты, которая ориентируется не на Россию, а в противоположном направлении.
    Поэтому лучше, если бы у белорусов был выбор, и в молодом возрасте они имели возможность в равной степени увидеть культурные ценности Запада и России. Для сохранения дружеских и тесных взаимоотношений мы должны заботиться о будущем поколении.

    Совершенно реальным практическим шагом к этому может стать организация на постоянной основе детских экскурсий из Беларуси в Россию, а лучше всего, создание для этого специального туристического центра в Москве со всей инфраструктурой и поддержкой на государственном уровне. В области образования и науки надо расширять систему грантов по взаимному обмену молодежи из России и Беларуси.

    Беседу вела Татьяна Хорошилова

  14. Antoni says:

    Dla mienia Prof. Inessa jawlajetsa adna z samych krupnych specjalistow. Ja oczen blagodaren za Jeja trudy o istorii architektury na Belarusii. Od wremion prof. Czanturyji nie bylo takowo specjalisty. Z radostiju adaju golos za prof. Slinkowu.
    Prof. dr Antoni Mironowicz
    Uniwersytet w Bielostoku

  15. Мельничук Ярослав Владимирович says:

    Две последние монографии Инессы Николаевны Слюньковой, которые мне довелось прочитать, действительно носят характер фундаментальных научных изысканий. Это исследования не столько в области истории архитектуры (что естественно), сколько культурологии, истории России и Беларуси 17 — 19 веков, полонистики, истории религиозной и общественной мысли Восточно-славянского культурного ареала.
    По охвату источникового материала, в значительной части — архивного, фото-документального, извлеченного из частных коллекций, — эти книги не имеют себе равных для изучения данного исторического периода, особенно если учитывать тот факт, что часть архитектурных памятников, представленных на страницах монографий Инессы Николаевны, уже утрачены или перестроены! В том числе и поэтому работы И.Н. Слюньковой уникальны, не говоря уже о строго научных аспектах ее творчества.
    Думается, что даже по этим только основаниям вклад Инессы Николаевны в изучение историко-культурного и церковного наследия Беларуси и России не имеет себе равных и вряд ли может быть превзойден в течение одного-двух поколений новых исследователей.
    Очевидно, что этот вклад И. Н. Слюньковой в гуманитарную науку Союза заслуживает соответствующей награды — Государственной премии Союзного государства России и Беларуси!

    Я. В. Мельничук
    кандидат исторических наук, доцент
    Академии труда и социальных отношений,
    сотрудник МГУ имени М.В. Ломоносова

  16. asasin says:

    А если каждый номинант будет убирать отзывы с которыми он не согласен?

  17. Доронина Наталья владимировна says:

    Уважаемые посетители сайта!
    Комментарии созданы для отзывов о работах номинантах — все остальное будет удалено! Это не социальная сеть и не форум. Если есть вопросы — звоните (см. раздел «контакты»).

  18. Мезенцев Виталий Глебович says:

    Голосуем и выражаем поддержку Инессе Слюньковой, номинанту Премии Союзного государства в области литературы и искусства за 2013 – 2014 гг.
    В нашем издательстве завершается подготовка к печати книги «Проекты оформления коронационных торжеств в России XIX века», автором которой является Инесса Николаевна. Известно, что широкое признание ее работ связано со способностью открывать новое, оригинальными подходами к изучению и отображению явлений, произведений искусства, нетривиальным выбором тем. Сегодня многие в России именно благодаря книгам И.Н. Слюньковой открывают для себя Беларусь как страну уникального историко-архитектурного и художественного наследия в ареале восточноевропейских культур.
    Уверен, что Премия Союзного государства в области литературы и искусства
    за 2013–2014 гг. будет вручена наиболее достойным авторам произведений, к числу которых, бесспорно, принадлежит Инесса Николаевна Слюнькова.

    Побольше бы таких авторов нашим издательствам!!!

    Мезенцев Виталий Глебович, генеральный директор издательства «БукcМАрт».

  19. Фонд содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество» says:

    Государственному секретарю
    Союзного государства
    Рапоте Г. А.

    №30 от 19 августа 2013 г.

    Глубокоуважаемый Григорий Алексеевич!

    Доктор архитектуры, член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук Инесса Николаевна Слюнькова является крупнейшим специалистом в области истории архитектуры XVII-XIX вв. Сфера её научных интересов широка и включает историю русской усадьбы, проблемы сохранения, реставрации и использования архитектурного наследия, изучение художественного оформления коронаций в России, реконструкция значимых исторических событий с привлечением материалов истории архитектуры. Но есть одна тема, к которой И. Н. Слюнькова возвращается снова и снова, − это монастырское и храмовое наследие в контексте проблем взаимодействия культур России и Белоруссии.

    Работы И. Н. Слюньковой всегда опираются на широкий и малоизвестный архивный материал и выполнены на высочайшем научном уровне. Они, безусловно, позволяют сделать важные выводы, восполняющие существующие проблемы в изучении культурно-исторических связей, контактов и взаимовлияний России и Белоруссии.

    Фонд содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество» поддерживает выдвижение кандидатуры И. Н. Слюньковой на премию Союзного государства в области литературы и искусства за подготовку и издание монографий «Архитектура городов Верхнего Приднепровья XVII-середины XIX в.», «Монастыри восточной и западной традиций: Наследие архитектуры Беларуси», «Храмы и монастыри Беларуси XIX века в составе Российской империи».

    С искренним и глубоким уважением,

    Председатель Наблюдательного совета
    Фонда содействия возрождению
    Традиций милосердия и благотворительности
    «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество»
    А. В. Громова

  20. От коллектива некоммерческого партнёрства «Русская усадьба» генеральный директор В. В. Стерлина says:

    Более 13 лет мы занимаемся сохранением и популяризацией усадебного наследия России. Многие бывшие владельцы усадеб строили храмы и благотворили монастырям, поэтому тема храмовой архитектуры очень созвучна нашей деятельности.

    Мы давно знакомы и с удовольствием сотрудничаем с И. Н. Слюньковой. Три книги по монастырскому и храмовому зодчеству Белоруссии, выдвинутые на соискание Премии Союзного государства в области литературы и искусства, представляют собой не просто серьезные научные работы по архитектуре православных культовых сооружений, но и глубокое историко-культурологическое исследование сложных явлений и тенденций при формировании национальной самобытности Белоруссии. Кроме того, книги написаны прекрасным языком, являются увлекательным чтением, и могут быть востребованы широким кругом читателей.

    Мы горячо поддерживаем номинанта и желаем удачи талантливому человеку и глубокому исследователю Инессе Николаевне Слюньковой.

    От коллектива некоммерческого партнёрства «Русская усадьба» генеральный директор
    В. В. Стерлина

  21. Юлия says:

    Голосую за Инессу Слюнькову.
    Считаю, что она достойна данной премии.

  22. Александр Ракитин, преподаватель Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета says:

    Я веду курс русской архитектуры у студентов Миссионерского факультета ПСТГУ и как часть включил в него лекции по архитектуре русских земель Великого княжества литовского и Речи Посполитой, а также «архитектурной» политике в Западных губерниях Российской империи в 19 веке. Книги Инессы Николаевны фактически стали учебными пособиями для подготовки к этим темам, особую ценность для студентов миссионерского факультета представляет информация о архитектурном облике униатских (василианских ) и православных монастырей в Речи Посполитой, который был резко отличен от подобных монастырских комплексов в Московском государстве.
    Кроме того уже долгое время я провожу экскурсии по Белоруссии и пользуюсь книгами Инессы Николаевны как материалами для подготовки, для таких экскурсий особенно важна тема «пересоздания наследия» заявленная в названии последней монографии автора. Многим экскурсантам сложно сориентироваться в исторической архитектуре православных храмов Беларуссии. которые напоминают более костелы нежели привычные для москвичей крестово-купольные церкви. Конечно пользуясь данными и иллюстративным рядом книги можно просто объяснить как бывшие католические (и униатские) храмы и монастыри в 19 веке перестраивались в православные церкви и объяснить, таким образом, архитектурное своеобразие региона.
    Безусловно, работы Инессы Николаевны заслуживают самой высокой оценки и премии Союзного государства в области литературы и искусства.

    С уважением, Александр Ракитин, преподаватель ПСТГУ

Оставьте отзыв

Желаете присоединиться к дискуссии?
В таком случае оставьте ваш комментарий в поле для ответа!

Добавить комментарий

Премия Союзного государства в области литературы и искусства